воскресенье, 28 декабря 2014 г.

Рождество — Новогодний P.S. или Великий Праздник?

Рождество — новогодний P.S. или Великий праздник?         
            «Как вернуть детям украденное?» – в семьях верующих этим вопросом задаются не после школьного или дворового конфликта, а после Нового года со всеми его конфетами и праздниками, подарками и гостями… Как не потерять за всем этим Рождество? Вот о чем болит голова родителей. Как праздник Рождества «установить» в головах и сердцах их чад на законное место, как сделать так, чтоб именно он, а не новогодний «огонек», остался в памяти как самое сказочное чудо, как день обновления жизни?
          Обычно начало января – время «выдоха» и некоторого разочарования. К седьмому числу новогодние шоу-программы затерты на сценах по сорок раз, остатки домашних салатов подъедены, и в гости больше почти не зовут. Давно отзвенели утренники в детских садах и развивающих центрах; кончаются школьные каникулы. Угас запал предновогодних ожиданий, впереди – уже скоро – обычная рабочая неделя. На городские помойки выносят первые елки с остатками мишуры…
          А у верующих – все только начинается. Строгая неделя Рождественского поста, предпраздничная уборка, подготовка к исповеди, кулинарные хлопоты, забота о детских костюмах на «елку» в воскресной школе. Но взрослых часто удручает, что дети, видевшие с конца декабря не один десяток елок и дедморозов в супермаркете, школе, театральной студии и на ледовом шоу, встретят рождественский праздник уже без энтузиазма и даже с откровенной усталостью: «Что, снова елка, снова стол?! Надоеело…». И хочется, конечно, чтоб было иначе, и все задаются вопросом: как правильно «настроить» детей на Рождество?

Фото Mike Bitzenhofer
          Первая идея до грубости банальна и, на первый взгляд, слишком размыта, но она лежит в основе любых рождественских «педагогических секретов». Просто родители сами должны быть уверены, что зимой они в первую очередь ждут Рождества, а не боя курантов. Дело ведь не в том, «грех» или «не грех» праздновать новый год, а в том, что «от избытка сердца глаголют уста». Соответственно, если в семье зимний лексикон пестрит «новогодом»: «что подарить на новый год», «куда пойти на новый год», «Дед Мороз принесет на новый год, если будешь хорошо себя вести» и прочая, и прочая – тогда сложно надеяться на то, что первого января можно будет просто сесть, провести беседу и убедить дитя в том, что главное, вообще-то, еще впереди.
          Мне отчего-то кажется, что родителям не нужно бояться излишнего «обскурантизма». В конце концов, дело ведь не в том, сходят или не сходят они тридцать первого в гости к ближайшим родственникам (в гости-то почему бы не сходить, если ждут), а в том, к чему устремлены их помыслы, в какой момент совершаются самые активные приготовления, когда надевается лучшее платье, дарятся подарки и организуются семейные «выходы в свет».
          Не то, что бы мы с мужем «ярые ригористы», но после скольких-то лет церковной жизни новый год – вот честное слово –просто «не зажигает». Ну, год, ну, новый. Тех, кто может обидеться – поздравим, тех, кто поймет – поздравим седьмого. До полуночи досидим – просто потому, что всегда сидим и до часу, как большинство современников, если верить ночному списку друзей online. Купим, возможно, детям по шоколадному деду морозу. Можем даже ужин сделать чуть поразнообразнее – почему бы и нет. Но в остальном… С Рождеством – никакого сравнения. И дети это прекрасно чувствуют! Они с начала декабря готовят рождественские подарки, считают дни до Рождества, готовятся к украшению рождественской ёлки, ждут, что же подарят им.
          Ёлку мы ставим числа тридцать первого (ведь у всех она есть, и вряд ли стоит фиксировать детей на том, что они чем-то зачем-то сильно обделены). Зато самые лучшие игрушки и гирлянду вешаем уже под Рождество, надеваем и самодельную Рождественскую звезду. Разумеется, «серьезные» подарки чада тоже находят под елкой утром 7 января.
          Что касается особых «просветительских» бесед с детьми о празднике, то тут самым лучшим кажется формат повседневного разговора, который формально инициирует ребенок. («Сократический метод», хотя я воздержалась бы от громких наименований). Просто во многих семьях бывает так, что в первый день поста дети замечают, как мама готовит на кухне два блюда: мясо «для маленьких» и селедку для взрослых. Только мясо должно быть вкусным, чтобы селедка не вызывала зависти. Дети, конечно, все замечают и сразу спрашивают:
— У папы пост начался?
— Начался, и у мамы тоже.
— А я можно буду поститься?
— Пока рано.
— Ну… я уже большая, ну пожааалуйста.
          И тут, «пока горячо», мама объясняет, что есть пища, необходимая для роста, и детям ее есть придется, но можно, например, «поститься от конфет», если желание есть. Обычно желание изъявляется. Нашим детям мы еще и послабление даем на праздники, поскольку все равно в воскресной школе конфеты к чаю подаются, и нет нужды быть «святее всех».
          Сразу же можно, напоминая смысл поста, рассказать и о том, какие лишения Господь претерпел в момент Своего рождения, и как бездомной скиталицей встретила Рождество Его Мать… Обычно это очень «пронимает» и запоминается, когда звучит ответом на вопрос, а не в форме «садись, будем тебя просвещать!». Ребенок реагирует чутко: «И я хотя бы от чего-нибудь откажусь, ведь я-то совсем не бездомный!». Пост, конечно, уже подходит к концу, но на подобный разговор ребенка можно натолкнуть и второго января, когда с началом строгой седмицы с папиного стола исчезнет и рыба.
          Конечно, пост – не пища и питье, но мышление маленького ребенка еще в основном наглядно-действенное, и для него как раз очень важна форма, внешние знаки поста. При этом уже более-менее доступны объяснения, что пища, конечно, это только начало, преддверие настоящего поста как духовного обуздания себя и по возможности большего обращения к Богу. Впрочем, такие разговоры – это в основном «задел на будущее», а здесь и сейчас все равно ребенок будет больше занят формальной стороной поста, но это и прекрасно в его возрасте.
          В рамках поста мы обычно стараемся избегать и специфически новогодних мероприятий. К счастью, большинство новогодних постановок сейчас показывают числа до десятого, так что родители могут взять билет на 8 января и не опасаться, что дитя останется «без чудесного спектакля в этом замечательном театре».
          Существует и множество рождественского «дидактического материала» в помощь родителям. В церковных лавках и магазинах православной книги можно найти диски с колядками и рождественскими песнопениями, праздничные раскраски, сборники рождественских стихов и рассказов. Рассказы и диски можно оставить на Святки, а перед Рождеством неплохо почитать о самом празднике. Сейчас издается евангельская история с группировкой повествования вокруг главных церковных праздников. Такую книгу удобно использовать для вечернего чтения в канун праздника, а про Рождество можно почитать и немного загодя.

Фото Юлии Кузенковой
          Здорово, если в семье пытаются следовать каким-то старинным или свежепридуманным, но интересным традициям. Например, педагоги нашей воскресной школы подарили мне идею печь к Рождеству медовые пряники. Взрослый может готовить и раскатывать тесто, дети его «разделывают» формочками, а потом вместе с мамой расписывают готовые пряники яичной глазурью. Еще из жгутиков такого теста выходят очаровательные пряники-улитки – мы не придумали пока, есть ли в них что-то рождественское, но лепить их очень забавно. Наиболее творческие семейства осваивают даже изготовление пряничного домика, но нам еще далеко до подобной премудрости.
          Ну и, конечно, важен в первую очередь сам праздник – его литургическая основа. В прошлом году мы с детьми (от двух до шести лет) впервые пошли не на позднюю, утреннюю, литургию, а на ночную. Это был незабываемый праздник! Я потом с горечью думала, что по собственной глупости «потеряла» целых пять лет, в которые боялась идти в храм ночью с маленьким ребенком.
          Есть, правда, три нюанса. Во-первых, в прошлом году ночью мы с чадами были на Пасхальной службе, а она заметно легче Рождественской. Она вообще как бы более детская (все кричат аки дети, «на законных правах» — то-то радость!). Во-вторых, мы, конечно, серьезно готовились. Днем я старательно «угуливала» детей, чтобы отправить спать часов в пять-шесть вечера, а подняла в последний момент, ближе к одиннадцати – так, чтобы только прыгнуть в машину и приехать на службу с небольшим опозданием. И в-третьих – нам «повезло» с храмом. Там была детская комната, где педагог воскресной школы несколько часов подряд героически занимала тех детей, кто временами желал покинуть службу.
          Все-таки атмосфера ночной праздничной службы – особая. Можно по-разному отнестись к таким «лишним хлопотам» и «нарушению режима», но мои дети, по крайней мере, были счастливы, ночь в храме они вспоминали еще месяца три. И, что немаловажно, были счастливы взрослые. Мама – потому, что «как в молодые годы» попала на «настоящий праздник», а папа – потому, что 7 числа режим семьи оказался общим: дети отдыхали одновременно со взрослыми, а не пытались вломиться с поздравлениями в комнату папы-священника, задремавшего только под утро. Соответственно, все были одинаково бодры и полны энтузиазма к моменту общего разговения и семейной прогулки…

Автор: Фетисова Елена